August 17th, 2017

Вижу буквы, или Надо ли беспокоиться?

Зашла по случайной надобности на сайты нескольких крупных, авторитетных информационных агентств. После существенного перерыва. А точнее, не перерыва - уже давно не читаю новости на сайтах первоисточника, их доносит до меня какой-нибудь агрегатор, да еще в мобильном виде... в результате я вижу (!) просто буквы (!). Часто, но не всегда, иллюстрации и практически никогда (!) - видеоролики. "Отваливается" и практически вся реклама. Такие подсушенные новости мне легче воспринимать, быстро пробегая их глазами, к тому же, мне чаще всего неудобно смотреть, а главное, слушать видео - в дороге, в транспорте, в других публичных местах, на работе и т.п. 95% роликов в соцсетях я даже не запускаю. Больше всего раздражает аудио-сюрприз - когда при заходе на какой-нибудь совершенно серьезный сайт вдруг автоматически заводится видео и начинает вещать "вслух". И, кажется, оно не затыкается, даже когда начинаешь скролить. К тому же я уже много лет не смотрю телевизор и, похоже, вообще отвыкла от аудиовизуального восприятия новостного потока. В общем, чтение текста, эдакий консервативный способ восприятия, въелся, привычен и удобен. Более оживленная, современная подача новостей и разных short-term комментариев немного раздражает, кажется избыточной и навязчивой. При этом есть слабое, смутное ощущение: отстаю от жизни?

Об исторической памяти

Доклад Колесникова (Carnegie)
http://carnegie.ru/2017/08/09/ru-pub-72746

"Сегодняшняя конъюнктура памяти в России неблагоприятна для развития: она примитивизирует массовое сознание, ориентирована на объединение граждан вокруг архаичных ценностей, не признает за свободной личностью роль субъекта истории, оставляя ее за государством, его бюрократией, финансовой элитой и военной машиной.

Идентичность нации строится прежде всего на переживании общей истории. В нынешнем российском социуме сложившийся тип переживания исторической судьбы народа не консолидирует людей, а разобщает. И потому российская нация в текущих обстоятельствах не приближается к своей современной идентичности, а отдаляется от нее. И находится гораздо дальше от адекватного осмысления своего места в истории, чем это было в тех самых 1990-х годах".