October 11th, 2011

Маленькие радости

Наше маленькое сообщество про Перловку придется переименовать в Мытищинский водопровод:)
Шутка! нет, я без претензий, просто интересно, как совершенно незатейливая, простая фотка вдруг инициирует дискуссию о том, где все-таки проходил когда-то этот знаменитый водопровод.

Если кто-то интересуется, присоединяйтесь. Я там даже теги добавила по водопроводу - you never know: тема постоянно возникает - всерьез!
Серпом!

Сколько еще будет продолжаться этот балаган в ЖЖ?

Сколько еще будет появляться эта козлиная морда? Если эти испытатели природы в СУПе хотят провести очередной эксперимент, пусть лучше по-честному отключать ЖЖ на целый день и не морочат голову. ***аки.

Все может ломаться, глючить и п адать, но это не должно становиться системой. Кстати, визуальный редактор по-прежнему подглючивает. "Привыкайте к хорошему".
  • Current Mood
    aggravated aggravated
  • Tags

Троечники

Ремчуков из Независимой рассказывает вчера:

".....мы вверяем им такой объем свобод, а они удивительно, на мой взгляд, малознающие, они как не от мира сего, как каста.

Например, у нас был там иск и я судье показываю целый ряд редакционных статей своих с очень резкой критикой, там, премьер-министра, президента, министра сельского хозяйства. Представляете, я каждый день пишу, я пишу вот эти вот жесткие статьи. Она так посмотрела на меня: «Я никогда газет не читаю, - говорит мне судья. – И вашу газету я не читаю» - «А как? А что вы читаете?» - «Я читаю книги». Ну хорошо. Но она газет не читает, она никогда не знает о существовании. Потом я видел оперативную справку по газете, написано «Газета принадлежит Березовскому», когда она мне принадлежит. То есть люди руководствуются такими вещами.

И недавний случай, наш журналист Гриша Заславский, прогуливаясь в районе Лубянки, обнаружил кран на крыше здания ФСБ, заинтересовался (он – зав отделом культуры), написал запрос в ФСБ, написал куда-то в Росохранкультуры. Потом вот я приехал из командировки, он мне рассказывает: «Константин Вадимович, звонят мне из центра общественных связей ФСБ и говорят: «Извините, пожалуйста, как к вам обратиться? Какое звание у вас? И мы не знаем, «Независимая газета» - это военная организация или нет?» Гришин – он с чувством юмора, он говорит: «Я допускаю, что, вполне возможно, она и военная, но мне об этом неизвестно». А там без всякого юмора говорят: «Извините, пожалуйста, вот как вы обращаетесь к главному редактору, по какому званию? Там, товарищ полковник или как?»

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Чего «полковник»? Как-то вы скромно, Константин Вадимович.

К.РЕМЧУКОВ: Ну, это в Гришином пересказе – может, он решил понизить. Она говорит: «В общем-то, у меня практический вопрос: мне вам ответ официальный написать как? Обращаться по званию к вам?» Он говорит: «Ну, можно. Я – сержант запаса. Но вообще можно меня по имени-отчеству». Вот это рядом. Мы же на Мясницкой, они вот тут на Лубянке. Вот эти случаи, они показывают, что люди... Это центр общественных связей ФСБ может позвонить и сказать: «Я не знаю, «Независимая газета» - это военная организация? Как к вам обращаться? Как вы друг к другу внутри редакции там, по званиям обращаетесь?»

Вот это как анекдот звучит, хотя правдивый анекдот, но, на самом деле, вот уровень их жизни, вот этих людей, от которых зависит наша свобода и несвобода, справедливость и несправедливость, он такой замкнутый, они настолько внутри себя, своих интересов, своей касты, что, мне кажется, это может представлять серьезную угрозу для общественного благополучия в стране."


И знаете, это можно клеветой на органы назвать или как-то еще, но на самом деле это везде, это хорошие примеры ужасной ситуации. Мы говорим, ну вот они же врачи, они должны - но на сколько-то нормальных врачей приходится столько-то вот таких, вроде этих "я газет не читаю" и т.п. И с учителями тоже. И везде, увы, так. Я бы еще привела пример, кот. был у меня в ленте, но он из закрытого поста, но совершенно на ту же тему.