June 15th, 2010

Car

Чисто нервное

Не люблю животных рядом с дорогами. И как пешеход-наблюдатель, и как водитель.

Вчера едем по М5, где-то в районе Октябрьского, кажется. В общем, недалеко от Москвы. Там застройка вплотную к дороге и оживленно. В этот момент все ехали около 60 км/ч, с хорошей дистанцией (и очень кстати!). Перед нами маячит Ниссан Мураново. Перед Ниссаном - светлый седанчик. Вдруг наперерез седанчику, справа, вылетает на дорогу какая-то шавка. Буквально стрелой. Седанчик успевает притормозить и объезжает шавку справа, т.е. она беспрепятственно оказывается на середине полосы. Мураново тоже притормаживает, тормозим и мы. Шавка оказывается прямо под Мураново - и ужас! - нам видно, как она мечется между колес. Мураново уже совсем останавливается. Шавка в шоке вылетает из-под него сзади и обратно на обочину. Водитель, думаю, в не меньшем шоке, включает аварийку и медленно съезжает на обочину чуть дальше места происшествия. Надеюсь, что обалдевшая собаченция еще долго будет отсиживаться где-нибудь в кустах. Если бы машина была пониже или вильнула бы чуть вбок или собака чуть побольше - конец бы ей! Водитель мог не заметить, что собака выскочила сзади, и подумал, что сбил.

А если о людях, не представляю, как они живут на этом и подобных участках: дорогу перейти нельзя, переходы очень редко, светофоры еще реже. Федеральная трасса, как это водится, идет прямо через населенные пункты, т.е. скорость должна снижаться до 60, но ... не смешите.
Лев

Доложу вам

Семена мака восточного сейчас в свободной продаже в Ашане. Так что не надо излишне драматизировать тему "выращивания опиатов" в среднерусской полосе.

А я опять за свое. Растут маки. Выше крыши!

Мак восточный

Что же дальше

Войнович закончился - и я в некоторой растерянности. Надо что-то дальше читать, а я не пойму - то ли взять какие-то мемуары, то ли фикцию (fiction). После "Подстрочника" у меня было примерно такое же чувство. Выбрала мемуары. Вернее, дневник школьницы 30-х годов "Хочу жить". Не смогла читать. Может быть и сейчас надо взяться за художественный вымысел?

Войнович очень едко прошелся по диссидентской эмиграции (изобразил эдакий гадюшник) и по "диссидентам", воспрянувшим, так скажем, в первые годы перестройки. В конце книги он сам пишет, что его даже просили почикать кое-что, так это было нелицеприятно.

Подумала, не перечитать ли "Чонкина", но лучше что-то еще. Например, Москву-2042.