September 4th, 2009

Еще для червя

"Викенд" пишет о книжных новинках, в т.ч. "Дух народа и другие духи" С. Адоньевой и "Англия: портрет народа" Дж. Паксмана. Адоньевскую книгу сегодня как раз принесут в озонном заказе - уже читала ее очерки (выходили небольшой книжкой в мягкой обложке). А теперь - большой сборник. Жду с нетерпением.
А Паксмана, думаю, закажу. Не помню, что и где я читала или знаю о Паксмане, но чувство такое, что это не первое мое столкновение с этой фамилией.



Ревзин о музее российского Красного Креста

Ревзин: "Я, кстати не понимаю, почему наши первые леди, в отличие от великих княгинь и императриц, перестали Красный Крест поддерживать — вот уж точно нет места достойнее и несомненнее и в человеческом, и в пиаровском смысле. И вообще от того, что весь российский Красный Крест финансируется на западные гранты, трудно испытать иное чувство, кроме острого стыда. [...] ... вдруг мне пришла в голову очень простая мысль. Красный Крест — это НКО. Некоммерческая гуманитарная организация, живущая сегодня преимущественно на западные гранты. А у нас к таким организациям специфическое отношение.
Когда товарищ Сталин в 1939 году разорил Красный Крест, пересажал активистов и вышел из Женевской конвенции, то он исходил из простой логики — на месте конфликтов не может быть нейтральных врачей и спасателей. Абстрактный гуманизм — буржуазный пережиток, а большевики — за конкретное зверство. И поэтому мы маскировали эшелоны с вооружением белыми флагами с красными крестами, а немцы бомбили наши эшелоны с ранеными, поскольку наш красный крест стал для них опознавательной мишенью. Мы и по сей день не очень признаем нейтральную гуманность, это у нас не принято, раздражает. Лечение раненых противника расцениваем как помощь врагу. Причем это точка зрения не только власти, это и электорат поддерживает. Вот тут казнили в Чечне Зарему Садулаеву и Алика Джабраилова, которые помогали чеченским же детям-инвалидам и сиротам. Реакция благородного джентльмена из интернета: "Ох, как [...]"