January 26th, 2009

Музей холодной войны

Вот оказывается, что есть в Москве. Григория Ревзина туда занесло:

"... А потом тебя водят по бесконечным бетонным туннелям, обитым металлом с гигантскими заклепками, и в какой-то момент вдруг гаснет свет, и голос из репродуктора сообщает: "Внимание! Наша страна подверглась ядерному нападению! Город Москва и Подмосковье в радиусе 300 км полностью уничтожены. Объект переходит в режим автономного существования. Президент России принял решение нанести ответный удар по противнику!" Сирена начинает звучать, лампочки красные мигают. Нас водил по объекту прапорщик Алексей, он там с самого открытия работает и, вероятно, не в первый раз переживает эту процедуру. Но надо видеть, каким искренним восторгом горели его глаза за очками в красном свете вспыхивающих лампочек!

Я почему говорю, что это точный кураторский жест -- вот такая экспозиция? Я все думал, на что это похоже. И сообразил -- на катакомбы ранних христиан под Римом. Тоже туннели, сыростью тянет, темно, города сверху будто и нет. Только там были раннехристианские общины, и поклонялись они Богу единому. А эти катакомбы -- центр другой религии, религии ядерных грибов, от которых плавится земля и кипит океан.

Они все ей поклонялись -- бесчисленные офицеры, и мой военрук, и все государство. А потом случилась катастрофа -- их ядерные ракеты распяли, растерзали болгарками. И они принесли сюда, в эти катакомбы, реликвии, которые остались у них от времени до распятия. Мылкий противогаз, старый дозиметр, плакат-икону действий личного состава взвода в случае ядерного взрыва. И как молитву они повторяют: "Внимание! Президент России принял решение нанести ответный удар по противнику!" Потому что это невероятно вштыривает, как представишь себе, как горят в ядерном огне Нью-Йорк и Вашингтон. Все горят, в пыль, на фиг, до молекул. За это и Москву с Подмосковьем отдать не жалко. Вообще, когда у тебя такая игрушка, сил нет как хочется попробовать.

Словом, я в этом музее испытал сильный приступ неврастении. ..."