October 14th, 2007

После мемуаров

Знание-Сила: "«Говорил долго; от ответа уклонился». Кстати, не комментарий ли это и ко всем шпееровским мемуарам?!"
http://www.znanie-sila.ru/online/issue_3184.html

la Repubblica: "Альберт Шпеер был одним из самых противоречивых и загадочных представителей верхушки нацистского режима. [....] Он всегда клялся, что работал на Гитлера, но не имел никакого отношения к Холокосту, и что он не знал о геноциде еврейского народа, осуществлявшегося "промышленными" методами.
В 1971 году американский ученый Эрик Голдхейген [...] опубликовал в журнале Mainstream статью, в которой обвинял Шпеера в том, что тот был в курсе происходящего. Архитектор [...] присутствовал на совещании в Познани 6 октября 1943 года. В тот день [...] Гиммлер объявил и подробно объяснил, что Третий рейх истребит всех евреев. [...]
Уже давно существуют подозрения о том, что обвинения Голдхейгена в адрес Шпеера были оправданными. Гита Серени, написавшая книгу о конфликте архитектора Гитлера с правдой, заявила Frankfurter, что всегда считала, что Шпеер присутствовал на совещании в Познани, на самом важном заседании, когда выступал Гиммлер. Шпеер ответил на обвинения Голдхейгена, найдя двух свидетелей, которые поклялись, что он покинул совещание до того, как глава SS взял слово. [...] Единственной, кому он доверился, была Нинетт. Вдова бельгийского партизана начала с ним переписку на французском языке в 1971 году. Она отправила ему экземпляр своей книги "Больно жить", в которой рассказала о трагических событиях, пережитых ею в период нацистской оккупации. Эта книга глубоко потрясла Шпеера. Но признание, сделанное в частной переписке, не дало ему смелости рассказать обо всем немецкому обществу и остальному миру."
http://www.inopressa.ru/repubblica/2007/03/12/13:18:16/speer

Письмо Альберта Шпеера Гитлеру от 29 марта 1945 г:
"Когда я 18 марта передал вам мое письмо, я был твердо уверен в том, что выводы, сделанные мною из нашего положения насчет сохранения нашей народной силы, безусловно получат ваше одобрение. Ведь вы однажды сами констатировали, что задача государственного руководства при проигранной войне уберечь народ от героического конца. Однако вечером вы обратились ко мне со словами, из которых, если я вас правильно понял, ясно и однозначно следовало: если война проиграна, пусть погибнет и народ! Эта судьба, сказали вы, неотвратима. Нечего считаться с теми основами, которые нужны народу для его самой примитивной дальнейшей жизни. Наоборот, мол, лучше самим разрушить их. Ведь народ показал себя более слабым, и поэтому будущее принадлежит исключительно более сильному народу Востока. Те, кто уцелеет после этой борьбы, все равно малоценны, ибо все ценные погибли!
Услышав такие слова, я был сначала потрясен. Collapse )
http://militera.lib.ru/docs/ww2/chrono/1945/001.html