April 12th, 2007

Воннегут

Пришла на работу, включился интернет: на первой странице - умер Курт Воннегут. Что-то я расстроилась. Не могу отнести себя к фанатам Воннегута, но все равно.... еще на прошлой неделе читала в Эсквайре его рассказик-быль про то, как он торговал саабами. ну и вообще... воспоминания, вешки какие-то в памяти... Когда недавно умер Михаил Ульянов было такое же ощущение.

За Style Guide'ом

... И все-таки занимательное это чтение . Сразу хочется все-все - и в жизнь. Ну хорошо - хотя бы постепенно. Сегодня уже кое-какие мелочи применила на практике. Читаю букву "С". Оочень хорошо написано про слово 'challenge', которое с легкой руки некоторых легкоголовых переводчиков и не менее легкоголовых редакторов уже расползлось по бизнес-литературе на русском языке (переводной и непереводной) в виде "вызова"..... Переведу этот кусочек.

Challenge - Хотя поединки и вызовы на дуэль остались в прошлом, кажется, что современная жизнь все равно состоит прежде всего из "вызовов". "Вызов" брошен всем президентам и всем министрам, всем правительствам и всем компаниям, все и везде оказались перед каким-либо "вызовом". В наши дни уже никто не сталкивается с проблемами, трудностями, задачами или работой. Все это "вызовы" - финансовые, организационные, структурные, региональные, демографические и т. п. В следующий раз, когда вам захочется употребить слово "вызов", немедленно выбросьте это из головы и придумайте что-нибудь еще. 

Как видите, Economist достаточно категоричен.

В англоязычной бизнес-литературе очень много клише и водянистостей, которые и в родном-то языке неоправданы (иногда задумываешься - а ТАМ-ТО редактор че-нить читал ваще?), а при переводе на русский может получиться самая настоящая бяка. А там пошло и поехало.... Если переводчик сплоховал, а редактор на самом деле не редактор никакой, а рядовой корректор - это катастрофа. Переводчик, конечно, здесь играет главную роль, но оступиться, ошибиться, не дотянуть, может каждый - и у редактора тут огромная ответственность. Все-таки переводчики и редакторы обычно присматриваются, кто как что "дал"..... и это правильно. Однако, доверяй, но проверяй.

Помимо клише, Style Guide выделяет около дюжины horrible words (ужасных слов).  Style Guide не запрещает их, но советует избегать, добавляя, что для разных авторов-писателей разные слова - "ужасные", но "Если ужасных слов для вас не существует, то вам, пожалуй, стоит заняться чем-нибудь еще")

Collapse )


Лев

Жизнь полна соблазнов...

Коллеги (из других городов прибывшие, в том числе и на завтрашний тимбилдинг) попросили показать, где тут у нас Галерея книги "Нина".... Показала. Все мы что-то купили, но я - больше всех. Ну да. Надо было их только до двери довести - и бежать!!!!

1) М. И. Рудомино "Книги моей судьбы. Воспоминания ровесницы XX века". М. И. Рудомино - основательница Библиотеки иностранной литературы.
2) О. Адамова-Слиозберг. "Путь". Тоже воспоминания и рассказы, стихи. Адамова-Слиозберг прошла сталинские лагеря.
3) О. Леонтович. "Введение в межкультурную коммуникацию" - черт меня дернул... кажется, Леонтович у меня что-то есть об этом.
4) "Притчи мира". Составитель Л. Сидоркова. - Притчи и притчи...
5) "Троице-Сергиева лавра", разные авторы - маленькая книжечка, как-то было приятно держать ее в руках.

По дороге обсуждали Style Guide. Я пообещала сделать в ЖЖ кое-какие заметки по нему - то, что может нам на практике пригодиться..... Читала дальше.

Книжечка про Троице-Сергиеву лавру.....

... оказалась вовсе не просто так: "... второе, но на самом деле первое издание сборника "Троице-Сергиева лавра", выпущенного Комиссией по охране памятников искусства и старины ТРоицкой лавры в 1919 году и полностью уничтоженной до выхода из типографии. ... До настоящего времени сохранилось лишь несколько экземпляров книги. Ее авторами были П. А. Флоренский, Ю. А. Олсуфьев, С. П. Мансуров, М. В. Шик и другие видные русские ученые." (изд-во "Индрик", Москва, 2007)

Ольга Слиозберг

Ольга С. получила 8 лет и поражение в правах на 4 года за то, что она собиралась "убить Кагановича" и "могла слышать" разговор своего мужа с каким-то человеком. В книге есть ее фото незадолго до ареста. Удивительно красивая женщина...

Из главы "Этап":

"Наверху на площадке было зеркало во всю стену. Мы не видели себя более трех лет. Все же мы были женщины. Увидев зеркало, мы побежали к нему толпой. Я подбежала к зеркалу и, стоя в толпе, не могла понять, где же я.
И вдруг я увидела усталые и печальные глаза моей мамы, ее волосы с проседью, знакомую грустную складку у рта...
Это была я. Я стояла, разинув рот, и не могла поверить, что я уже не молодая женщина, к которой на улице обращались "девушка", а вот эта пожилая грустная женщина, на вид лет пятидесяти...
Конвоиры кричали:
- Давай, давай. Ваша партия моется двадцать минут!
Мы вбежали в баню и принялиьс добывать себе шайки, тайком стирать какие-то тряпки, одним словом, включились в этапную суету...

Этап продолжался тридцать четыре дня. Был период, когда нам давали очень мало воды: не хватало посуды, а перегоны длинные. Я не очень страдала от жажды, но у нас в вагоне была женщина с тяжелым диабетом. Это была врач по фамилии Завалишина. Она умирала от жажды. Мы уступали ей двойной и тройной паек, но для нее это было на один глоток.
Я экономила из своей порции полстакана воды для того, чтобы умыться. Однажды она смотрела, как я чищу зубы и умываюсь, и сказала: "Какая жестокость! Умываться водой, когда хочется пить!" Мне стало ужасно больно, и я до сих пор без рези в сердце не могу вспомнить ее глаза загнанной лошади.
Она умерла на тридцатый день этапа.
14 августа 1939 года мы приехали на пересылку во Владивосток."