March 29th, 2007

Между молотом и наковальней

Прочитала в Vanity Fair про историю с Литвиненко. Целый роман, считай, тиснули. (Вот представьте себе статью полос на 8 мелким шрифтиком про Литвиненко - и в "Домовом"! или что там у нас по этой части....) Тут мне стало Литвиненко жалко. Но не так, как раньше. А по-другому. Попал человек между молотом и наковальней. Держаться надо подальше от сильных мира сего, не они сами, так вокруг них кто-нибудь "хороший" найдется. А Литвиненко, надо понимать, был человек беспокоящий, эмоциональный и увлекающийся, не без слабостей. У меня возникло такое чувство, что его использовали - и в жизни, и в смерти. И вообще, что была его жизнь там?
Прожили они в Англии шесть лет, на пособии Березовского - и что? Места он там себе не нашел, языка толком не выучил, стремился к чему-то, но вот что получилось. И после смерти нет ему покоя.
  • Current Mood
    numb numb
  • Tags