perlovka_blog (perlovka_blog) wrote,
perlovka_blog
perlovka_blog

  • Mood:

Записки из Таджикистана - 2

(продолжение - много, занудно. Начало здесь )

Дело в том, что у меня нет этих записок в электронном виде - только несколько мелкораспечатанных страниц с заметками об отдельных днях. Некоторые места требуют пояснений. Так что я лучше буду цитировать записки (в переводе) по частям с комментариями :) Может быть, это даже будет интереснее :)

Из дневника:
"11 января 1994 года. Как ты уже наверно знаешь, наш рейс задержался на 13 часов. Но долетели мы в целости и сохранности со всеми нашими коробками и сумками (бесчисленными!), и нас встретили два водителя, кажется их прислал местный USAID. Мы  в гостинице "Таджикистан". Джейн говорит, что она четырехзвездочная. Что до меня - не самый худший отель, из тех, где мне приводилось жить. В шесть часов было совершенно темно и мы уже никуда не выходили. Кстати, разница во времени ДВА часа. Скажу еще, что код Душанбе 3772. Мой номер ..., телефон ... Если получишь этот факс или хотя бы его часть, позвони нам по этому телефону. Впрочем, завтра мы сами будем звонить. Джейн очень занята, но передает привет ...".


Рейс Москва-Душанбе тогда действительно опоздал на 13 часов. Он просто не вернулся в Москву во время. Это было совсем не то Домодедово, что сейчас. Слава богу, я уже плохо помню тот аэровокзал: темно, тесно, ни присесть, ни поесть. Помню, что в Москве было очень холодно, метель и еще как во сне: мы почему-то ходили по улице, практически рядом со взлетным полем между какими-то зданиями... Когда прилетели в Душанбе, там было прохладно, но сухо, никакого снега. Нашу четверку подхватили какие-то люди, загрузили по машинам и довольно быстро мы оказались в гостинице - улицы были совершенно пусты, никаких машин. В городе практически не было бензина.

 USAID - агентство, которое координирует гуманитарную помощь, поступающую в разные страны из США, а также проекты технического содействия (http://russia.usaid.gov/en/main/about/about_us/). В Москве офис USAID размещался тогда на территории посольства США, кажется, в пресловутом Change Building - "раздевалке". Как мне объяснили, так называлось небольшое здание между старым и новым зданиями посольства. Известно, что новое здание во время строительства советская сторона напичкала жучками, поэтому шутили, что, выходя из него, надо пройти через Change Building, чтобы "переодеться". Наше начальство часто бывало там, на совещаниях по проектам USAID, встречи так и назначали: "Change Building, at 3 a.m."



Наше жилье и офис.

В "Таджикистане" было скромно, но чисто. Джейн, правда, утверждала, что в ее номере пробегали тараканы. У меня же посторонних точно не было. Несмотря на нужду, которая чувствовалась в городе везде, в гостинице все время была горячая вода, каждый день меняли полотенца, всегда было электричество (работал телевизор, лифт и проч.). У меня был номер с прекрасным видом на горы.

Моя обитель и наш офис.

Не могу вспомнить, что мы все-таки ели, по крайне мере первые недели две. Из Москвы мы взяли с собой кофе, чай, кое-какие консервы, сахар - не очень много, но мы и не рассчитывали только на это. Kажется, мы покупали что-то на рынке - овощи, хлеб (жуткие толстые лепешки с орнаментами из дырочек. Потом я купила на том же рынке деревянный штампик с гвоздиками - чтобы делать такие орнаменты. Деревянная часть прибора была украшена выжженными узорами. На человека неподготовленного штампик производил тяжелое впечатление. Кажется, он остался на старой квартире....). Мы с Джейн по молодости, естественно, не нуждались ни в лечебном питании, ни в какой-либо системе вообще. У нас не было строгих контролеров, кроме Фрэнка, но он тоже, кажется, справедливо считал, что достаточно есть "по-настоящему" один раз в день. Короче, культа еды у нас не было, никаких забот по этому поводу - тоже. Во всяком случае, не помню, чтобы мы ели что-то в гостинице. Пару раз мы были в тамошнем баре-ресторане, но мне кажется, он почти все время был закрыт. В любом случае - офис, столовая и место для общения с окружающим миром - это был мой номер. Поэтому Джейн можно было не заботиться о порядке у себя, а мне и моей комнате приходилось постоянно держаться в форме. Дисциплина-с?

В первый же вечер к нашей четверке прицепились два молодых человека - один, грузин, из московского Би-Би-Си, другой, голландец-журналист. Они нас сразу "поймали" на ресепшен. В темноте по Душанбе ходить не советовали, но и ходить там особенно было некуда. Поэтому вечерами все кучковались по знакомым и коллегам. Конечно, у нас было нескучно - чай, еда, веселая компания из Москвы, с новостями о другой жизни, я помню, что все мы очень долго сидели в тот вечер и судачили о судьбах Таджикистана.

Два слова о моих коллегах. Джейн и Фрэнк - американцы. Фрэнку, думаю, было уже за 60. Он уже даже ушел на пенсию, но потом вдруг вернулся - и мне кажется, мы все были очень рады. Совершенно седой, худой, очень подвижный и импульсивный человек, иногда производит впечатление жуткого зануды, но при этом достаточно нетерпеливый - не знаю, как в нем это сочеталось. И при этом очень отзывчивый. В гуманитарных проектах, в т.ч. в СARE, он проработал чуть не всю сознательную жизнь, начав ее в Корпусе мира. В конце 70-х, когда Фрэнк работал в Непале, он и его жена усыновили местного мальчика, родители которого погибли во время стихийного бедствия (сель, если я правильно помню). Сын носит фамилию Фрэнка, что интересно сочетается с его азиатским именем. Он, уже студент, конечно, приезжал пару раз в Москву, навестить отца. Жена Фрэнка - научный работник, исследователь, консультант, специальность у нее где-то на границе между медициной и социологией, не знаю, как это называется. По-английски - doctor of public health. Внешне она напоминала мне Майю Плисецкую средних лет. Ее первое образование - медсестра по-нашему, nurse - по-тамошнему. Последние годы, насколько я помню, она работала в Tulane University и JHPIEGO, а также консультировала различные реабилитационные проекты в нескольких странах.
Я помню, как во время печальных событий октября 1993 года, когда по Москве ездили БТРы, стреляли в центре и много чего нехорошего было, Фрэнк притащил в офис маленькие турецкие амулетики в виде голубеньких сердечек с глазками, на булавочках и раздал нам - на удачу. Амулетик был у меня потом долго, кстати, я его носила на внутренней стороне куртки в Душанбе. Не сколько на удачу, а просто - на память.

Джейн - на несколько лет моложе меня - занималась в университете русским языком и ее занесло в Россию, в Питер, где она потом устроилась в CARE. По-русски она говорила довольно бойко, но с ошибками и сильным акцентом. В Москве я с ней до этого практически не общалась. Джейн рассказывала, что она из бедной ирландской семьи, у нее было 8 или 9 братьев и сестер, они всегда жили скученно и бедно, и поэтому, как она сама сказала, она очень ценит свое "privacy" ("Шишков, прости, не знаю, как перевести..." - личное пространство, уединение, возможность побыть одной etc.) и, как следствие, даже отдельный номер в гостинице. По правде говоря, я себе все равно плохо себе представляю американцев, которые стали бы жить в одном номере. Тем не менее. Жизнь у нее была явно не сахар. Она старалась накопить денег, чтобы учиться дальше. Не знаю, удалось ли ей - после Таджикистана она работала с CARE в Руанде. А это было похлеще Таджикистана. Потом в Боснии, дальше не знаю. Так карьера началась с русского языка и привела ее в гуманитарные проекты.

Джафар - с Джафаром я познакомилась перед самой-самой поездкой, он хотя и работал в Москве, в офисе почти не бывал, кажется, они работали на складе или на каких-то опросах. Семья Джафара живет в Москве, но родители или другие близкие родственники - в Душанбе. Кажется, у него там даже была квартира. Он почти не жил в гостинице. Он помнил город совсем не таким, давно там не был, и мы с Джейн пришли к выводу, что он пребывал в шоковом состоянии. Несмотря на то, что он знал город и говорил по-таджикски, помощи от него было немного и мы очень скоро отправили его домой, в Москву. У нас же был своего рода иммунитет - мы там никого не знали, обсуждать ужасы положения нам было не с кем, поэтому мы действовали "с нуля", никакого бэкграунда, который мог нас отяготить, не было. Нам не с чем было сравнивать.

 

 

Tags: Таджикистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments