?

Log in

No account? Create an account

Назад | Дальше

Еще о Толстом и прочем

Прочитала уже три книги подряд о Льве Толстом. Почему вдруг - не знаю. Толстого со школы не трогала вообще. А тут несколько лет назад купила воспоминания его сына. Вот, отлежалась книга.

Как уже писала - это "Мои воспоминания" Ильи Львовича Толстого, записки "Вблизи Толстого" Гольденвейзера и воспоминания Татьяны Львовны Сухотиной-Толстой (старшей дочери Л. Н.). Сама трогательная - первая. Наиболее эмоциональная, особенно о конфликте, или лучше сказать трагедии отношений Л. Н. и Софьи Андреевны - Татьяны. Гольденвейзер выступает больше как относительно бесстрастный "летописец" или стенограф, но все-таки принимает сторону Л.Н. Впрочем, несмотря на то, что в последние годы жизни Л.Н. Гольденвейзер бывал у Толстых очень часто, в воспоминаниях И. Л. он упоминается один раз (в цитате какого-то письма), у Т. Л. он упоминается пару раз, но, как бы это сказать, с холодком. С другой стороны, это ее мемуары об отце, а не о Г. Есть еще воспоминания Александры Львовны, еще одной дочери. Но их я еще не раздобыла.

На очереди - биография Толстого А. Труайя. Биография Пушкина в его исполнении мне очень понравилась, одна моя знакомая нашла там сразу какую-то неточность в исторических датах. Но это не так страшно. Важно то, что наконец-то Пушкин предстал живым человеком, а не мумифицированным полубогом - то ли революционером, то ли сумасшедшим - из школьного учебника советских времен.

Толстой, кстати, мне тоже теперь видится по-другому. Видны слабости и сила, проблемы, идеи, отношения, заботы, подходы, реальные ситуации из жизни, что волновало - да, вот они, живые люди. Не боги горшки обжигают.

Как лучше преподавать в школе литературу, чтобы "не воротило"? Не читать же по 2-3 книги воспоминаний о каждом авторе? Это непосильная задача, учитывая то, что авторов масса, а времени не хватает. Да и как лучше подать? Но все-таки должно быть больше сказано о жизни автора, чтобы можно было понять, "почему он так видит". Кстати, когда читаешь про одного, всплывает другой, третий, четвертый - одни дружили, другие враждовали, многие были связаны между собой прямо или косвенно. Складывается какая-то картина культурной жизни, пусть это тоже - лишь несколько частиц из общей мозаики, но все-таки несколько частиц. Читаешь о Толстом - обязательно Тургенев, Фет, позднее - Гаршин, Чехов. Из неписателей - Ге, Репин... (Сухотина-Толстая так хорошо пишет о Ге, захотелось пойти в Третьяковку, еще раз посмотреть. Кстати, и в музей Толстого в Хамовниках, пожалуй, тоже стоит заглянуть, не говоря уже про Ясную - подкрепить впечатления от книг).

На отвлеченную тему, но тоже навеяно Толстыми....
В воспоминаниях Т. Л. Сухотиной-Толстой упоминается эпизод о преследованиях молокан нашей родимой православной церковью. Подробности этих историй освещаются мало (по крайней мере, если не поинтересуешься специально и не узнаешь никогда), а нетерпимость была, оказывается, о-го-го. Нет бы дать людям пожить спокойно. (Кстати, поиск по интернету вывел прямиком на "Православную инквизицию" - - (не больше не меньше!).

У Т. Л. описан эпизод (Л. Н., кстати, помогал преследуемым молоканам и духоборам выехать из России), когда к ним обратились молокане, у которых местные власти (кажется, Самарская губерния) отбирали детей и отправляли их на "перевоспитание" в монастырь. Т. Л. хлопотала о них в Петербурге перед Победоносцевым.
Вот из обращения этих молокан к царю-батюшке, сокращенно:
".... в нашу деревню приехал урядник и потребовал нашего единственного сына, мальчика пяти лет, чтобы увезти его в город. Мальчик в это время был болен, в сильном жару, и мы не дали его... На другой день ... приехал становой пристав и потребовал опять нашего мальчика, угрожая нам в случае сопротивления тюрьмой. Больного мальчика взяли и увезли у город. ... мне и жене моей объяснили, что отняли у нас сына потому, что мы перешли из православия в молоканство..., и ребенка нам отдадут только тогда, когда мы вернемся в православие. То же нам объявили в монастыре, куда свезли нашего ребенка. Когда же мы объяснили в монастыре, что мы исповедуем ту веру, которую считаем истинной и нужной для спасения нашей бессмертной души, и не можем изменить даже ради возвращения нам нашего детища, то нас перестали пускать к нашему мальчику и допустили в последний раз только на несколько минут. ..."
Потрясает несоизмеримость "преступления" и наказания.

Вот еще пара случайных ссылок на тему преследований в те времена и "иноверцев"
http://www.archipelag.ru/ru_mir/volni/religio_voln/sectarian/
http://rus-baptist.narod.ru/Karetnik.html#Молокане

Comments

( 4 комментариев — Комментировать )
(Anonymous)
Dec. 16th, 2005 01:22 pm (UTC)
Ох, Толстой всегда вызывал у меня неоднозначные чувства. Когда читаешь какое-нибудь его произведение, то оказываешься под таким сильным воздействием, что принимаешь все его взгляды, хотя бы даже, по сути, была с ними не согласна. Когда я читаю Толстого, у меня постоянно ощущение раздвоения личности: мнится, что это я сама когда-то написала, в другой жизни, или во сне, или... не знаю. Когда я вспоминаю прочитанное, уже отойдя от очарования слога и силы убеждения автора, то чувствую к нему какую-то враждебность. Наверное, дело в том, что я очень не люблю abstemios - воздержанцев, так сказать, тех, что сидят на подножном корму из идейных соображений. И еще мне очень жаль его жену.
Музей в Хамовниках я очень люблю и периодически туда хожу. А вот в Ясной Поляни никогда не была, кстати, если собирешься, то давай вместе, мне давно хотелось туда съездить. Может, есть какая-нибудь экскурсия?
Ссылку о православной инквизиции я еще не читала, но название впечатляет. Обязательно изучу. Кстати, в каком году произощли описываемые тобой события с мальчиком? Ты знаешь, что в России смертная казнь за переход из православия в другую веру была отменена в 1905 году?! Вроде бы, уже ее не применяли в последние годы, однако формально она существовала.

Про школу: я думаю, что нет такого способа, чтобы от учебы в школе не воротило. От школы вообще воротит. И не может не воротить, ведь у нас обязательное среднее образование. Нет, я не то, чтобы против, но думаю, что то, что навязывается, не может быть приятно. Хотя бы из чувства противоречия. И как бы ни старались талантливые педагоги сделать учебу в школе приятным занятием и увлекательным процессом, по сути ведь ничего не изменится, потому что, приятно ученикам или нет, они все равно обязаны пройти раз утвержденную программу. Учитель и учение привязаны друг к другу, они в одной связке, как бурлаки на Волге. Ни тому, ни другому, никуда не деться.
Я думаю, что школу можно только пережить, как стихийное бедствие, как неизбежное несчастье, как наказанье Божье.
Можно оглянуться на Запад - а как там? Например, могу рассказать про Испанию. Там, по крайней мере, нет установки: Ты ученик, ты во всем виноват и ты нам (учителям) постоянно что-то должен. Не что-то, а ВСЕ. Это очень порочная установка, она упрощает жизнь учителю, а ученика забивает, заставляет его постоянно чувствовать себя виноватым, должником. А как просто потом строгим голосом пенять: Ты не сделал, не выполнил, не выучил, ах, так тебя растак! В Испанской школе, если не сделал, не выполнил и не выучил, то виноват в этом учитель.
Правда, это тоже не больно-аки хорошо. Дети вообще в голову ничего не берут, они уверены, что в них должны все вложить, сами не умеют.
А может это и не важно? Мне в школе было абсолютно на все наплевать, меня и не интересовал никакой предмет (видимо, просто из чувства протеста). Зато в иституте училась - не могла остановиться. Захлебывалась от удовольствия. Самое удивительное, что я открыла для себя в институте это было то, что учеба может приносить радость, что учиться можно не для того, чтобы отвязались, не для кого-то, а для себя.
Школа вряд ли способна приносить радость. Сумлеваюсь я.
sviet@rambler.ru
perlovka_blog
Dec. 16th, 2005 06:50 pm (UTC)
вот такие дела
В Ясную надо ехать весной, так я думаю, наверняка экскурсии есть. Надо потом узнать.

Начала биографию Толстого "от Труайя" - прочитала пока немного, но он меня уже сподвиг перечесть "Детство". Дальше, думаю, больше:)

Дело с молоканами было за порядочно лет до 1905 года. Совершенно точно, это был 19 век. Просто нет времени сейчас книгу листать. Смертная казнь за перемену веры - неужели был такой закон. Безумие какое-то.

Насчет школы - чтобы ребятки что-то учили.... не тешу себя иллюзиями. Если интереса или стимула нет к чему-то, убейся-разбейся, все равно учиться не будут. или еще кто-нибудь просто ответственный попадется и учится, учится, а так ... Но все равно, просто сама подача курсов по литературе в школе, в вузе обычно предполагает какие-то куски: кусок "Толстой", кусок "Диккенс", кусок "еще кто-нибудь".

Кстати, раз англичанин Диккенс пришел в голову - Толстой считал, что английская литература - самая лучшая. Во как.

(Anonymous)
Dec. 30th, 2005 12:48 am (UTC)
Re: вот такие дела
I had an emotional meltdown when I went to Tolstoy's grave in Yasnaya Polyana several years ago. I still have a stick that I picked there, right at his grave. His grave is without a cross, just a green kholmik. One can sit on it, it looks like a grass-covered bench. When I saw it I thought about his "immortal soul".

I bough a 4-volume set there written by a Slovak doctor who lived there as a peasant doctor (Sofia Alex. did not trust him to take care of LN). His diary is very verbatum and it took me several years to read it. I called it "living with Tolstoy".

T considered Dickens his favorite author and Kant his favorite philosopher.

RE school, I think one needs to teach in school so that one can go back in adult life and re-read the classics. I think it is impossible to explain to a 15-year old "War And Peace". But one can make it attractive enough so that the person returns to W&P in 20 years and reads the book again.

Olga
perlovka_blog
Dec. 30th, 2005 03:24 pm (UTC)
Re: вот такие дела
Да, этот четырехтомник - мемуары врача Душана Маковицкого. Он, как и Гольденвейзер, по сути стенографировал все, что удавалось записать за Толстым.

В биографии Толстого Труайя звучит упрек в адрес Маковицкого: он мог бы остановить Толстого в ту ночь, когда тот покидал Ясную Поляну.

Софья Андреевна, насколько я понимаю, относила Маковицкого к лагерю Черткова, также как и Гольденвейзера и некоторых других, которые отнимали у нее мужа.

Да. Вот именно, преподносить так, чтобы заронить интерес. Не могу сказать, что в меня заронили такой интерес в школе, но большой интерес у меня возник от литературных чтений В. и М. по радио. Brilliant!

( 4 комментариев — Комментировать )

Page Summary

Метки

Powered by LiveJournal.com
Designed by Haze McElhenny