?

Log in

No account? Create an account

Назад | Дальше

Вытащила такой здоровый кусок ради контекста. Жирный курсив мой.
Я только не согласна со З., что "не всегда было такое". Всегда было такое, но были какие-то рамки и условия, которые этому "материалистическому базису" не давали особо разрастись.
Целиком тут.

".. я уже не раз где-то говорил о том, что мы
просто как в эксперименте каком-то были однажды брошены в один эксперимент в одночасье, когда на соседней улице еще не знали, что здесь уже другая власть, так и в этот раз мы были просто брошены в капитализм. Брошены как, знаете, толкают в воду, дескать, плыви безо всякого на то обучения, какой-то подготовки и так далее. Мы не были готовы к этому. Мы жили в другой стране, и вдруг оказались в ситуации выживает каждый как хочет. Каждый как может, как умеет и так далее. А эти процессы, такие, стрессы не могли не сказаться на нравственном, что ли, состоянии. Слово пафосное, высокое, его сейчас не любят в нашу эпоху цинизма и рационализма не любят таких слов. Но это, действительно, так. Один мой друг называет это «Изменение человеческого вида». Это произошло на моих глазах.

К.ЛАРИНА: А не раньше это происходило?

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Я думаю, что и раньше происходило, но это не было, скажем так, не было настолько... Эта как-то болезнь тлела внутри, потому что нельзя сказать, что этот человек был нравственный или, как бы, идейный и одухотворенный. А сейчас вдруг все это потерял. Но сейчас это все просто очевидно, потому что гонка за рублем, гонка за богатством, за материальным – она стала настолько всеохватной и вседавлеющей в мироощущении, что это просто, ну, не может пройти как-то без последствий. Материализм, материальное, рациональное и так далее.

К.ЛАРИНА: Но тогда это не только проблема российского общества, да?

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Ну вот как-то там же они умудряются? Там, понимаете, там еще и сочетание какого-то правильного, как мне кажется. Это, конечно, тоже досужие мысли. Но как-то там социальная жизнь как-то устроена так, что, несмотря на то, что люди находятся в определенном социальном устройстве, у них есть какие-то гарантии, есть вот та самая вера в свою перспективу, и нет страха затеять какое-то маленькое свое дело предпринимательское и так далее. Там как-то закон работает. Это очень важно. Законы. Все перед законом равны, кто-то там из чиновников украл шариковую ручку или на канцелярских товарах где-то там слишком много себе прикупил за счет государства, это сразу становится известным, и этот человек мгновенно теряет свое положение, репутацию. Это ясно. Он просто отказывается от поста, там, уходит в тень и так далее. У нас же этого не происходит. Вот. Закон у нас не работает, совершенно не работает. Ну что тут примеры приводить беззакония? И это в народе, я думаю, в массе живет это ощущение страха перед законом, перед полицией и страха перед несправедливым каким-то решением суда и так далее. Уже все знаем, что в судах даже не дышло, как повернул так и вышло, а просто...

К.ЛАРИНА: Ну это удивительное сочетание. Вот для меня это загадка, не знаю, вот это сочетание абсолютного такого жуткого постоянного страха перед начальством, перед полицейским, перед военным, перед человеком в форме, да перед всеми. Перед телевизором, перед радио, перед газетой, перед всеми, да?

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Но это же ужасно.

К.ЛАРИНА: А с другой стороны, абсолютное бесстрашие, если можно так сказать, перед законами нравственными, моральными. Их не существует. Потому что эти-то границы переходятся с легкостью невероятной. Вот как это сочетать? Тут-то какого-то страха нету, когда... Ну, страх, примитивно говоря, когда ты говоришь про человека, что, вот, бога он не боится, да? Понимая не в религиозном понимании, а именно в моральном. Как же? Но, ведь, он при этом, он трус невероятный, боится всего, собственно, и тени. Но бога при этом не боится.

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Ну, потому что там нет тени, понимаете? Это же метафизика абсолютно. А тут все реальное. Материализм правит. Понимаете, сознание стало материалистичным до такой крайней степени...


К.ЛАРИНА: Да ну все такое было у нас среди нас...

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Нет, не всегда было такое.

К.ЛАРИНА: Ну, как бы, зависть – всегда двигатель прогресса, всю жизнь была. О чем мы говорим? Это было и при советской власти, и, наверное, и до советской власти.

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Я думаю, не только у нас, я думаю, что это везде. Ревность, зависть – это человеческое свойство, где бы он ни жил и на каком бы языке ни разговаривал.

К.ЛАРИНА: Значит, тогда должен кто-то этим управлять так или иначе. Все равно нужно на кого-то уповать. Не на господа же бога, действительно. Вот мы там говорим про Америку, что у них 50 лет прошло со времен апартеида, расизма, а сегодня у них чернокожий президент. А при этом крепостное право у нас отменили в 1861 году. Ну, тоже не много, конечно, времени, но все равно можно было как-то за это время себя воспитать. Нет? Почему?

А.ЗВЯГИНЦЕВ: Не знаю. Мы как-то... Мы, все-таки, мы какого-то особенного свойства, чудесный народ, конечно. Тут дело не в крепостном даже праве, мне кажется. Просто мы в феодальном обществе, все-таки, живем, мне кажется. И я сейчас, наверное, вторю Кончаловскому – он любит эти идеи, говорить о том, что мы в Средневековье. Но это так. Мне кажется, так. Вот, мироощущение наше именно такое. Некий такой, действительно, средневековый страх какой-то, который сковывает все наши члены и мы не в состоянии свободно заявлять о том, что мы, кто мы и так далее. Боимся начальника как просто чуму. Да отсталое такое какое-то мироощущение. Да. Я не знаю, что с этим... Но видите, вот, выходят же люди. Нет, все-таки, мне кажется, есть..."

Метки:

Comments

( 1 комментарий — Комментировать )
annutta_12
Mar. 5th, 2012 12:49 pm (UTC)
Слава небесам, что кто-то нашёл в с ебе смелость заявить о том, что многие чувствуют, но не могут или БОЯТСЯ сформулировать. Может, это первый шаг?
( 1 комментарий — Комментировать )

Page Summary

Метки

Powered by LiveJournal.com
Designed by Haze McElhenny