?

Log in

No account? Create an account

Назад | Дальше

Курсив мой !

"Несмотря на то, что султан в совершенстве владел французским, он на арабском языке обратился к великому визирю, чтобы тот передал слова господина о том, как он счастлив меня видеть. Затем я через двух переводчиков выразил свое удовлетворение тем, что его народ, французы и мы - опять вместе. [...] Казалось забавным, что султан, прекрасно понимавший французскую речь, вынужден ждать, когда для него сделают перевод на арабский, но так или иначе, ему приходилось дожидаться перевода, поскольку достоинство владыки не позволяло ему демонстрировать свое умение говорить на чужом языке"

"Мы прибыли во дворец [...] В залу меня пригласили одного, где вновь началась хорошо знакомая тягомотина с обращениями на французском, переводами на арабский и тому подобное. Однако на сей раз султан почти сразу же перебил переводчика и обратился на французском языке прямо ко мне. После нашего приватного общения, длившегося, как мне показалось, довольно длительное время, в залу были допущены все прочие участники приема".

"Вот кое-что интересное, касающееся лично султана. По законам страны, ему полагалось носить усы и бороду, в то время как сам он предпочел бы в данном вопросе придерживаться европейской моды. Поскольку с выбритыми щеками ходить ему было нельзя, он, уж не знаю как, маленькими ножницами или бритвой, добивался того, что на его лице оставалась растительность длиной не более полутора сантиметров. Еще для него существовал запрет на ношение европейской одежды, однако, как уверяли некоторые наши и многие французские офицеры, им приходилось видеть его разъезжающим в окрестностях дворца без охраны в английском костюме для верховых прогулок. Я был уверен, что султан говорит по-французски, и почти уверен, что он владеет также английским. До меня доходили слухи, что в свое время он под чужим именем закончил Оксфорд",
Из воспоминаний генерала Дж. Паттона. Марокко, ноябрь 1942 года.

Метки

Powered by LiveJournal.com
Designed by Haze McElhenny